ТАБЛЕТКИ

Василий Егорыч малость приболел. Заработался он на своей работе. Закрутился, завертелся и не выдержал. Трещину дал. Слабинка у него обнаружилась.
И вот трясёт его и колотит. Сердце выпрыгивает и даже глаз дёргается. А то вдруг ещё ноги начинают лягаться и приплясывать.
Посмотрел на всё это лечащий врач и направил его прямым ходом в клинику. В ту самую, где нервы лечат.
— Нервишки вам, Василий Егорыч, подлатать нужно,— сказал доктор и быстро-быстро начеркал ему направление.— Они вас там враз на ноги поставят. Будете здоровенький, как огурчик. Они там большие профессионалы и специалисты по нервам — знают, что делают.
Выписал и за дверь выставил. И ключом в замке на всякий случай повернул.
Пошёл тогда Василий Егорыч в клинику — благо, что недалеко. Сам дошёл и даже никого не задел по дороге. Только собака одна хотела укусить, а так — ничего.
Подходит он к регистрации и дрожащими руками туда своё направление суёт.
— Мне бы,— говорит,— нервишки свои подлечить. Уж очень у меня сердечко выпрыгивает. Боюсь, не удержу.
А сам при этом правым глазом подёргивает и ногой стучит.
— Так и быть, подлечим,— отзывается женщина из окошка и на всякий случай тоже подмигивает Василию Егорычу.
Она заполняет какие-то бумаги и вызывает санитаров. Те усаживают нового пациента на кресло с колёсиками, быстренько увозят в палату и вкалывают ему шприц.
И вот лежит Василий Егорыч в палате и потихоньку выздоравливает. То ли белые стены на него так действуют, то ли тишина необыкновенная, то ли свежее белье, а только начинает он постепенно успокаиваться. И глаз перестаёт дёргаться, и даже какая-то дрёма наступает.
«Вот это да,— думает он сквозь сон,— не успели начать лечение, а мне уже настолько легче стало. Сразу видно, профессионалы, специалисты по нервам».
Полежал ещё час-другой, а уже и сердечко перестало бултыхаться, и ноги по кровати не ёрзают. Просто удивительно, как хорошо повлияла на Василия Егорыча обыкновенная больничная постель.
Тут приносят в палату ужин. Две такие молоденькие сестрички — одна меньше другой. Щебечут о чём-то своём и хихикают без перерыва. Одна из них стала еду расставлять, а вторая таблетками занялась. Подносит их каждому пациенту к кровати, вкладывает в специальные пластиковые коробочки и объясняет, когда принимать. Благо, что на коробочках всё это и так уже написано.
И делают они свою работу так дружно и весело, что Василий Егорыч даже какое-то удовольствие получает, разглядывая их профессиональные телодвижения.
Тут доходит и до него очередь, и ему тоже ставят ужин и вкладывают в коробочку разноцветные медикаменты. Коробочка эта разделена на четыре части и вот три из них наполняются таблетками. И над каждым разделом уже написано, чтобы не ошибиться, «завтрак», «обед» и «ужин». Зачем там ещё четвёртый раздел — нам неизвестно. Возможно, для тех пациентов, которые и ночью поесть не откажутся.
Наконец, Василий Егорыч получает свою коробочку и тут ему вдруг в голову приходит вполне резонный вопрос.
— Извините, пожалуйста,— говорит он медсёстрам, показывая на таблетки,— а когда их лучше всего принимать — до или после еды?
Нет, Василий Егорыч, конечно, не собирался ставить медицинских работников своими каверзными вопросами в тупик. Он об этом даже не помышлял. И хотя он не был специалистом по таблеткам, а всё-таки откуда-то помнил, что их принимают по-разному. Одни глотают до еды, другие — всегда после. Какие-то, может, вообще вместо еды берут — сосут, грызут и под языком шевелят.
И вот, не поверите, а поставил-таки он своим простым вопросом этих замечательных профессионалов в сильное затруднение. Заставил их замешкаться на пороге.
Стоят сестрички со своей тележкой у двери и с недоумением смотрят друг на друга. Тут одна пожимает плечами и авторитетно ему отвечает:
— Ну я всегда принимаю их перед едой.
— А я — после,— откликается вторая.
Они смотрят друг на друга и та, что повыше, вдруг говорит:
— Какая, собственно, разница? Принимайте, как вам больше нравится. Хотите — до еды, хотите — после.
— А если очень надо, можете и вместо еды использовать,— подхватывает вторая сестричка, и они, весело хихикая, удаляются.
Полежал ещё Василий Егорыч полчасика в палате, посмотрел на таблетки и на то, как их охотно уплетают соседи по койке. Подумал о том, о сём, а потом собрал свои вещички и дал дёру домой. Даже обхода дежурного врача не дождался. А свои таблетки, уходя, отдал соседу — уж очень он его об этом просил.
С тех пор Василий Егорыч предпочитал хворать дома и принимал лишь те медикаменты, к которым прилагалась подробная инструкция. Благо, что у больного всегда много времени на чтение.

Нюрнберг
01.05.2005

<< назад

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *