ПРИШЕЛЕЦ

Солнце уходило за горизонт, бросая рыжие лучи в маленькое окошко. В подвале сгустилась полутьма, и по полу тянуло назойливым осенним сквозняком. Я сидел на стуле, от нечего делать помахивая ногой. Сначала левой, потом правой. Кровь от этого пришла в движение, и мне стало теплее. Интересная всё-таки штука — человеческое тело. Казалось бы совсем замёрз, ан нет — поболтал одной ногой, пошевелил другой, разогнал кровь по сосудам, вот и согрелся.
Пока я так развлекался, напротив меня материализовался некий субъект с зелёными ушами. Только этим он и отличался от нормального человека. Субъект внимательно посмотрел на меня, отстегнул свои зелёные «лопухи» и спрятал их в маленький портфель, который внезапно возник в его левой руке. Из этого портфеля он вытащил вполне обыденные уши и приладил их к своей арбузоподобной голове. Зря старался, я здесь и не такое видывал. За эти три дня кого тут только не было…
Незнакомец, не спросив разрешения, сел против меня на деревянную табуретку и начал рассказывать что-то весьма занимательное на неизвестном мне языке. Через полчаса незванный гость заметил, что я его совершенно не слушаю. В этот момент я осваивал новое упражнение и изо всех сил вращал головой по часовой стрелке. Пришелец помолчал несколько секунд, заглянул в портфель и с кем-то там, внутри, сильно поругался. Я начал вращать голову против часовой стрелки. Не знаю, о чём они там спорили, но когда незнакомец высунулся из портфеля, цвет его лица напоминал варёную свеклу. Я поворачивал голову налево и направо, внимательно прислушиваясь к циркуляции крови и похрустыванию шейных позвонков.
Гость прокашлялся и снова начал свой рассказ. На этот раз он говорил по-китайски. По крайней мере, мне так показалось, что это был китайский язык, поскольку речь его звучала весьма странно. Впрочем, это меня тоже ни капли не интересовало. Я занимался подыманием и опусканием бровей. Пришелец помяукал ещё минут пять и быстро перешёл на английский, потом на французский, а за ним и на немецкий язык. Он говорил по-испански и по-итальянски, по-казахски и по-турецки, по-грузински и по-румынски, перебрал все языки и диалекты мира, но положительного результата так и не добился. А я по-прежнему спокойно сидел на стуле и занимался ленивой гимнастикой. Да и сдался он мне со своими байками! Есть вещи гораздо важнее — кровообращение, например.
Навозившись вволю я расслабился и, похоже, на минуту-другую задремал. Когда я открыл глаза, космический полиглот смотрел на меня со странным сожалением и то и дело плевал в портфель. Внутри кто-то недовольно ворочался и норовил вылезти наружу. Меня пробирала дрожь. В подвале было тепло и сухо, но неутомимый сквозняк проникал под одежду, и мне пришлось возобновить свои упражнения.
Незнакомец устало махнул рукой, застегнул свой портфель на все двадцать два замка и величественно растворился в воздухе. Причём, исчез вместе с табуреткой. Этого ещё мне не хватало — завтра прийдут и спросят: «Где табуретка?» И что я им должен ответить? Пришелец из космоса унёс? А кто этому поверит? Табуретка беззвучно появилась на своём прежнем месте. Слава тебе, господи — одной проблемой меньше! Я принялся с утроенной силой вращать глазами и шевелить пальцами рук.

* * *

— Ну как? — шеф Спасательной службы встречал возвращенца прямым вопросом.
— Никак,— устало молвил субъект с портфелем,— не реагирует ни на что.
— Странно,— шеф почесал то место, где у него находилась макушка,— поначалу он был более активным.
— По-моему, всё это — бесполезная трата времени!
— А вашим мнением здесь никто не интересуется,— неожиданным фальцетом взорвался шеф,— следующим пойдёт К10!
— Шеф, я сейчас — сбегаю в раздевалку и переоденусь,— откликнулся скелетообразный тип с железным бидончиком в руке.
— Нет времени на эту ерунду. Идите так. Быстро! И запомните — ещё пять часов, и этот Концентратор напряжения разнесёт все Дальние миры. Заставьте его угомониться, в конце-то концов!
— А может быть, лучше — шарахнуть его из лазера? — раздался тоненький писклявый голосок из задних рядов.
— Это кто там такой смелый? Опять вы, связной С21? Не лезьте, куда вас не просят. Из лазера шарахнуть,— перекривлял подчинённого шеф,— скажет тоже. Мы же гуманисты!
— Шеф, я пойду? — К10 скрипнул костями.
— Вы ещё здесь? А ну, марш в транспортер, и чтоб через минуту вас здесь не было!

* * *

Приближалась ночь. Я старательно дышал — это, кстати, тоже разогревает, если всё делать, как надо. Иногда я задерживал дыхание и изо всех сил раздувал при этом щёки. Так можно ненадолго согреть уши. Новый посетитель не заставил себя долго ждать. На этот раз ко мне явилось нечто среднее между старухой Смертью и Кащеем Бессмертным. Едва возникнув, пришелец сел на табуретку и начал свой занудный рассказ.
Как же они меня достали — эти чокнутые «братья по разуму»! Несут тут всякую ахинею про какие-то концентраторы напряжения, дальние миры, катастрофы. Сколько можно?! И ни одному из этих идиотов не придёт в голову вынуть кляп из моего рта да развязать руки. Замаялся я тут в заложниках сидеть, ей богу. Скорей бы развязка. Много выбирать не приходится — или меня под руки выведут, или вынесут в мешке. В любом случае — подальше от этих звёздных шизофреников.
Костлявый субъект почесал свой жёлтый череп, о чём-то посовещался с маленьким железным бидончиком и в тысячный раз начал плести мне свои космические сказки. Плевать я хотел на ваши катастрофы! Хотите, чтобы я здесь совсем околел без движения? Дудки! И я начал поочерёдно напрягать мышцы рук, плотно перетянутые верёвкой…

Нюрнберг
08.10.1997

<< назад

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *